После объявления о наборе на курс коучинга мне поступает много звонков.

После объявления о наборе на курс коучинга мне поступает много звонков.

«А почему у вас так долго учиться. Целый год!?»

«А документ вы даете? Нет, мне не нужен подготовительный курс,

я уже знаю что  такое коучинг, мне нужна только бумажка…»

«А зачем личные встречи? Мне это для работы, не для себя…»

вот ведь какой вопрос…

В любой профессии может достичь совершенства любой человек, даже с «плохим характером» — непорядочный, злой, хам, завистник и т.д.

А в психологии? Кто будет ставить оценки коучу, консультанту, психологу,  что он не этичен? Этики?

В последнее время я часто сталкиваюсь с совершенным непониманием профессии тех, кто желает работать с людьми.

* Психологическую помощь может оказывать человек, не получивший профессиональной подготовки?

Психотерапия развивалась на Западе.

Некоторая часть практикующих сегодня  психотерапевтов получила полноценное образование по западным стандартам.

Что входит в это образование?

Знания, умения, личная психотерапия и супервизия своей практики у «старших товарищей».

Далее профессиональная жизнь,

членство в международных профессиональных ассоциациях,

публикация сложных случаев в международных специализированных журналах,

участие в работе профессиональных международных конференций,

наконец, получение статуса тренера-супервизора и возникновение собственных учеников.

Другая часть практикующих психотерапевтов такого системного и полноценного образования не получила.

Обычно их образование это некоторое количество мастер-классов и тренингов более опытных коллег.

Первое препятствие для многих  — деньги (их отсутствие или жадность, нежелание тратить на обучение),

а это  — не платишь, не можешь участвовать в конференциях,

не можешь общаться с супервизором, не можешь,

наконец, проходить собственную психотерапию у признанного  психотерапевта.

Беден или скуп – это твоя проблема, но тогда не начинай работать с людьми.

Тем не менее, как-то эти недоучившиеся коллеги стали заниматься психотерапией,

коучировать  и учить других.

Каким то образом они находят  желающих  согласных  на такой уровень профессионализма и вовсю проводят сессии,

не прибегая к собственной супервизии.

Возникает междусобойчик, где все варятся в собственном соку.  Коуч и клиент.

Существует  этическая норма — пройти собственный анализ у психоаналитика.

Параллельно с этим нужно посещать теоретический и практический семинары в течении нескольких лет,

где сам участвуешь в процессе, где разбираются удачные работы и интересные случаи.

Претендент на право быть коучем сначала одного, собственного случая  должен проводить эту работу с еженедельной супервизией.

Если все хорошо, то он может осмелиться на ведение второго и затем третьего случая.

Супервизия не может длиться менее года.

Если все идет без задержек, попытаться стать консультантом  можно  через полтора – два года

а хорошим коучем  лет  через пять — шесть.

Только после этого человек считается  практиком, может таким образом называться и вести частную практику, повесить свой сертификат на стену в своем кабинете.

И не быть самозванцем.

Людей же, которые называют себя сегодня коучами или консультантами — тысячи.

Как их учили, чему, — трудно понять.

В моей сфере, в системном подходе к семейному консультированию есть Европейская ассоциация семейных психотерапевтов EFTA, со своим тренинговым  центром, с этическим комитетом.

Существуют очень профессионально требовательные ассоциации, например AMFTA- Американская Ассоциация Супружеской и Семейной Психотерапии. Мой супервизор  член Женевской Академии и  Международной Ассоциации Семейных Психотерапевтов ( IFTA).

Я говорю о необходимости  поддержания профессионального уровня,

для этого надо  сочетать —  набор знаний и умений, количество часов практики под супервизией и личной психотерапии, — все это  должно быть в балансе.

На мой взгляд, у многих  желающих  получить профессию коуча существуют серьезные проблемы с личной психотерапией.

Получить нужные знания и умения просто, получить личную проработку, личную психотерапию труднее.

Здесь нужно выдержать несколько условий:

Первое – за все нужно платить. Причем постоянно! Как за еду, одежду, свет и…  так же и за знания.

Такое обучение приходится оплачивать из собственного кармана и приходит момент, когда начинает «давить жаба».

«Да что еще нового  мне может сказать мой учитель,

я теперь уже и сама могу во всем разобраться,  вооон сколько литературы есть,

хватит оплачивать ее услуги» — полагает новоиспеченный «профи».

Второе —  с психотерапевтом не может быть никаких отношений кроме как отношения психотерапевт-клиент.

Они не могут быть приятелями.

А в узком кругу такие условия выдержать трудно.

Здесь-то и начинается профанация. Мол, личная психотерапия не обязательна.

Мы сами себе психотерапевты.

Одна моя  «свежевыученная коллега»  настаивала на обучении и только, заявляла,

что ей жалко тратить время на болтовню о своих проблемах,

теперь сообщила, что ее  успешной практикой является  общение с подругой по скайпу . Мама дорогая.

Личная психотерапия нужна  для того, чтобы  не путать — получить приятные переживания в общении с друзьями это одно.

Общаться с ними свысока, со знанием дела, с пьедестала умника и профессионала — другое.

Личная терапия психотерапевта абсолютно необходима для того, чтобы он не вносил личные проблемы в терапевтический процесс со своими клиентами. Чтобы он видел и понимал, где его потребности, комплексы, мотивы, а где профессиональная работа, происходящая по профессиональным стандартам. Чтобы он в конце -концов прошел по пути психотерапии дальше своего клиента, а то он как лектор, который знает как научить счастью.

Человек может прочесть кучу профессиональных книг, пройти множество тренингов, но если он не прошел свою психотерапию и не получил сотни часов супервизии своей практики- он не может быть эффективным  коучем – консультантом.

Он чего-то такое общается со страдающими людьми, и может даже помогает  кому то из своих близких,

но вряд ли занимается настоящим коучингом.

Чаще всего просто тешит свое тщеславие и играет в свое величие,

пользуясь неграмотностью людей.

«Психологический насморк» бывает у каждого- стрессогенные события,

трудные отношения с близкими людьми, несчастливый брак,

неудачи и разочарования у каждого могут вызвать повышение тревоги, снижение активности, подавленное настроение.

Не бывает идеальных родителей и идеального детства.

Все это создает локальные трудности и страдания, но обычно люди это преодолевают.

Только то, что постоянно затрудняет адаптацию, создает серьезную дисфункцию ( хочу, но не могу) и сопровождается страданием собственным и близких людей-  тогда стоит обращаться к коучу,

семейному консультанту, к психотерапевту или к психиатру.

Создать  у страдающего человека впечатление  знающего консультанта – рентгена очень легко – «у тебя комплексы, у тебя проблемы, ты просто не осознаешь».

А поскольку довольно много  недоученных коучей, помогают они ( если вообще) медленно и вяло.

Вот и уходят люди  от них без всякой пользы, а чаще с раздражением и убеждением, что такие обращения – выкачивание денег

и им помочь уже никто не может.

Неоднократно  я слышала замечательную идею преподавать  в официальных учреждениях курс  коучинга  всего три недели (почему не три дня, а лучше 3 часа?),

так как много  теперь развелось  потребителей психологических услуг ( т. е психов), а значит  и  сертификат участия в тренинге или конференции сойдет.

И… Не существует профессиональной непригодности для желающих пройти такое обучение!!!.

Это ли не размывание границ понятия психического здоровья  если  обучить психотерапии можно кого угодно?

Понятно, что человек в психозе, человек с умственной неполноценностью, не может учиться.

Но и в остальных случаях стоит внимательно разобраться.

Поскольку правильное обучение предполагает личную психотерапию  курсанта,

то всегда существует надежда, что в процессе такого обучения, студент ,

особенно если он умный и способный, сам подлечиться, а заодно и выучится.

Очень много людей чувствуют интерес к психологии и идут учиться  коучингу вместо того, чтобы лечиться.

Лечиться страшно, здесь и репрессивная психиатрия и невозможность принять мысль о том, что со мной непорядок.

В нашем паранойяльном обществе считается, что иметь проблемы, значит иметь слабости, а иметь слабости это получить нож в спину, потому что люди злонамеренны. Человек понимает, что у него есть трудности, но надеется, что поучившись психотерапии, он справится с ними самостоятельно.

Граница, мне кажется, определяется мотивацией.

Теперь, из собственного опыта последних лет моей практики  я убеждена — если человек идет лечиться под видом учиться, его лучше не учить.

Лучше его убедить принять психотерапевтическую помощь.

Хоть здесь очень тонкий этический вопрос – ведь от  «заказывает»  курс для получения профессии и за него готов платить, а ты ему предлагаешь тратить деньги  на совершенно другое.

Ему жалко и  дело вовсе не в том, что он/ она найдет более сговорчивого и нетребовательного преподавателя,

а в том, что своей деликатностью можешь причинить вред.

Ведь такой  «скороспелый спец»  работать в помогающей профессии не сможет- он только хочет про себя и для себя.

Но пробовать будет. Причем настырно.

Кроме того, он полон  обид за невостребованность, социальных страхов и предрассудков,

что, на мой взгляд, очень мешает работать  консультантом, коучем.

Это профессиональное противопоказание.

«Премудрый пискарь» замкнут только на себя, другим от него пользы никакой, кроме вреда.

Если человек  денно и нощно усиленно  учился,  а потом убедился в том, что как  коуч он не эффективен,

он  старается  изо всех сил привязать  своего, хоть этого  одного единственного клиента  всеми способами,

сгорает сам, переводит клиента  в друзья и т.п., не говоря уж о том, что информацию о результате он получает субъективную,

от клиента, который часто хочет соответствовать ожиданиям,

своего «психотерапевта», — то такой коллега быстро понимает, что учить-то приятнее будет и соблюдать все этические нормы необязательно.
Представления о профессии очень примитивные.

Смысл  разных ограничений многим не понятен.

Ну чем плохо-то, что я пойду на день рождения и к своему клиенту? Любой ваш каприз  исполню только дайте вас покоучить.

Этические нормы помогают консультантам не вываливаться из профессиональной позиции и не разрушать психотерапевтический контакт со своим клиентом.

Психотерапевтический контакт хрупкая вещь.

Об этом написаны горы книг.

Этические нормы помогают терапевту быть эффективным и не дают возможности прямо, косвенно и отдаленно навредить своему клиенту.

А вред нанести очень легко, потому что клиент эмоционально зависит от психотерапевта.

Психотерапевт влиятельная фигура в жизни клиента.

Нельзя эксплуатировать эмоциональную зависимость клиента, поэтому нельзя нарушать его и свои границы,

переводя психотерапевтический контакт в бытовой.

Бытовой контакт в психотерапевтический обратно не переведешь.

Нельзя злоупотреблять доверием клиента,

отсюда правило конфиденциальности,

но  для развития профессии необходимо обсуждать случаи.

Однако, обсуждение случаев  отличается от досужей болтовни о своих клиентах с подружками,  в интернете, в СМИ.

Заключение.
Психолог-консультант,  коуч —  как официально признаваемая профессия, не существует. Не существует и официально прописанного профессионального стандарта. Именно поэтому личная ответственность за свой профессионализм, за соблюдение этических норм  очень велика.

(частично в статье использованы фрагменты из обсуждений этой темы на конференциях в профессиональных сообществах)

Если понравилось , Проголосуй !

28. Май 2012 by admin
Категории: Новости | Комментарии отключены