«Человек человеку волк — это комплимент!»

«Человек человеку волк — это комплимент!»

Профессиональным психологам и психиатрам известны термины «поисковая активность» и «обученная беспомощность», которые ввел  психиатр доктор В. Ротенберг. В своих работах он очень подробно описывает опыты на крысах, а в своих лекциях экстраполирует полученные результаты в область человеческой жизни. А в фильме «Мой Американский дядюшка» французский режиссер Лелуш вообще проводит прямую аналогию между повадками в крысиной стае и взаимоотношениями в человеческим обществом. Оказывается, поведение грызунов мало чем отличается от поведения людей. Хотя мы и оснащены компьютерами и мобильными телефонами, машинами с автоматической коробкой передач и посудомоечными агрегатами, ведем себя подобно крысам. Не усмотрите, пожалуйста, ничего оскорбительного в таком сравнение. Конечно же мы более «продвинутые», у нас есть музыка Шопена и Моцарта, мы можем часами созерцать портрет «Моны Лизы» в Лувре, пытаясь разгадать в же чем тайна ее улыбки и определить действие эффекта ее глаз, которые будто следят за вашими передвижениями. Мы  любим спорить о воззрениях Шопенгауэра и выражать свое недовольство существующим правительством, причем не только в своей родной стране. И все ж таки, в базовых проявлениях наше поведение походит на крысиное.

Сейчас объясню, о чем идет речь.

Для эксперимента брали две группы маленьких крысят. Через прутья клетки, где находилась первая группа испытуемых, пропускали ток. Достаточно слабый, чтобы животные не погибли, но и такого напряжения, чтобы их изматывал постоянно присутствующий дискомфорт. Вначале все метались в панике, ища спасение, но поняв, что выхода нет и по -другому уже не будет, свыкались и принимали такие условия жизни. Некоторые замирали на дне клетки, они скалили зубы, их шерсть торчала дыбом, но и они больше не пытались искать возможность освободиться от страданий. В какой- то момент двери клетки открывали, но ни один крысенок не выходил. Вся группа просто игнорировала этот факт. Они уже были приучены к тому, что от них ничего не зависит и выхода из этого ограниченного пространства нет. Все. Опыт показал, как меняется поведение особей, наученных быть беспомощными.

Клетка со второй группой грызунов тоже была под напряжение, но они подвергалась ударам тока с небольшими интервалами. Крысы быстро поняли, что есть периоды, когда наступает освобождение. Их поведение отличалось от поведения крысят в первой группе. Когда возникали разряды тока, они отчаянно носились по клетки, громко визжали, дрались «не на жизнь, а на смерть» нападали и грызли друг друга, считая соседа виновником в своих мучениях. Потом, когда наступала передышка, все успокаивались. Затем  в клетку снова подавался ток, и все начиналось сначала. Они знали, что есть «плохой» и «хороший» периоды, не могли найти причину, не знали, когда будут происходить изменения, но в благоприятные моменты сберегали энергию для сопротивления, а когда становилось больно  бегали без устали, надеясь облегчить свои страдания. Когда в этой клетке открыли дверку и один крысенок случайно ее обнаружил, он тут же выскочил… в соседнюю клетку. За ним последовали другие. Они  все мгновенно покинули место, где подвергались ударам разрядами тока и больше не возвращались туда даже за едой.

Когда крысята подросли, им привили саркому, чтобы посмотреть, как поведут себя животные при развитии болезни.  В первой группе погибли все. Их организм привык к непротивлению с детства. Болезнь они тоже приняли, как неизбежность и даже не пытались с ней бороться, зная уже, что все бесполезно, ничего не поможет, все попытки тщетны. Такое поведение получило название Обученная Беспомощность.

Во второй группе, где привыкли сопротивляться, все, почти уже взрослые крысы выжили, отторгнув раковую клетку из своего организма. Они обучились Поисковой Активности.

Вот очень короткое пояснение этих понятий и терминов.

Что еще наблюдали экспериментаторы? В крысином обществе принято толкаться, отбирать у других, воевать за лидерство, стремиться быть первым, ухватить лучший кусок, ходить «по головам», затаптывать слабых.

Подробнее  вы можете почитать о многих других интересных опытах в книгах Вадима Ротенберга.

Вам помочь сделать вывод из приведенного примера? А может быть вы попробуете сами посмотреть на свою трудную ситуацию под другим углом зрения? Если вас обучали быть беспомощными, тогда вы убеждены, что ничего (эта книга в том числе) вам не поможет. Ведь от вас ничего не зависит! Напряжения не избежать, сколько не старайся. Не стоит и пытаться искать другие варианты или возможность что либо изменить. Все попытки останутся бесплодными. Но учтите, именно этот опыт вы и передаете своим детям. Другого то у вас нет!

Вы же говорите, что хотите, чтобы они были самостоятельными,  но не забывайте — они в вашей «стае» (семье), закрыты в одной  с вами «клетке» (доме). Ели они к тому же послушные, покорные и согласились с предлагаемыми обстоятельствами, с возможно, не комфортными для них, но созданными вами условиями жизни, то и они не сумеют найти выход. Даже когда он будет прямо у них перед носом.

Как, например, сейчас перед вами эта книга….

Но, уверена, что вы ищите способы (иначе не читали бы), как научить своих детей быть  ответственными за свою жизнь, не бояться делать свой выбор,  жить здоровыми и успешными. Вы хотите, чтобы они не капитулировали перед трудностями, не боялись испытаний, а были бы выносливыми и активно решали возникающие жизненные задачи. Поэтому, вы не только прочтете эту книгу, но и немедленно начнете использовать полученные рекомендации. Возможно, что не все советы подойдут, возможно, некоторые не совпадут по времени с вашими возможностями, кое какие окажутся уже не актуальными. Только действуя, вы приобретете свой опыт и исходя из этого будете принимать соответствующие (подходящие) решения.

Главное, верить в свои силы и НЕ верить тем, кто вас пугает неблагоприятными последствиями.

Братья Райх изобрели первый самолет, потому, что не поверили всем тем, кто утверждал, что человек летать не может. Да, у них было много неудачных попыток. Они неоднократно падали, а их конструкции разбивались, но все равно полетели же! И теперь, в наше время тоже падают и разбиваются сверх современные самолеты, но ведь летать не перестали.

А я вот над чем размышляю:

Может быть, для людей лучше было бы  «переучится» с крысиной психологии на волчью и начать вести себя как волки?

Не пугайтесь, я вовсе не призываю перегрызать глотки своим сородичам. Все совершенно иначе.

Недавно мне посчастливилось познакомиться с уникальной статьей «Между волком и человеком», она о Ясоне Бадридзе. Это, безусловно, лучшее интервью, которое мне довелось когда либо читать. Ясон — один из самых удивительных людей на свете. Он несколько лет прожил в стае волков — и принес обоим видам что-то важное. Нам рассказал о культуре зверей, а их научил от нас спасаться. Его рассказы похожи на сказку — потому что Ясон спускается в те пласты сознания, в которых были созданы древние мифы и в которых люди и звери еще умели слышать друг друга.

В этой статье я впервые встретилась с понятием «адаптивная неспособность». Абсурдно звучит, но это так. Взрослые волки обладают невероятной адаптивной неспособностью запомнить, где они спрятали излишки, оставшиеся после удачной охоты  недоеденные куски мяса. Потом они случайно на них натыкаются и это помогает им прокормить маленьких волчат в трудные, голодные времена. Или, когда, щенята подрастают, они сами легко находят припасы, пока взрослые на охоте, что помогает им выжить, не умереть с голоду.

Вот еще некоторые наблюдения за жизнью волчьей стаи, рядом с которой Ясон жил достаточно продолжительное время. Например, он говорит о том, что волчата очень бояться всего нового и к каким ухищрениям прибегает волчица мать и уже подросшие братья и сестры, когда приходит время выманить малышей наружу. Они все вместе окружают логово и ждут. Как только голодные трусишки оттуда начинают выползать, соблазненные запахом еды, они их начинают облизывать, подталкивать и поощрять отдаляться от логова, отвлекают от страха игрой. Вот и все премудрости волчьего воспитания.

Интересно и то, как волчица обучает волчат охоте. Все крупные хищники учат детей охотиться. От рождения они этого не умеют.

Какие-то врожденные инстинктивные элементы у них есть: положительная реакция на запах крови, преследование движущихся объектов — но до умения охотиться это далеко. Если необученный волк попадет в стадо овец, он просто будет в панике. Он понятия не имеет, что это пища. Охота у них — это культура, традиция. Причем, у каждой семьи она своя. В одной и той же местности могут жить семьи, которые умеют охотиться только на лося или только на оленя. С одной стороны это шикарное разделение, чтобы не конкурировать. Но с другой это классический пример традиции. Если волчонка не учить охотиться на лося, он сам не научится — он даже запаха его не знает.

Что еще меня поразило. Волчица берет подросших волчат на охоту и показывает, что и как надо делать. Только один раз она дает такой урок. Всего один раз и все. Никаких назиданий, наказаний, наставлений,  специальных объяснений. А затем происходит ну просто таки волшебство. Каким то непостижимым образом каждый волчонок знает свою роль и верно определяет свои возможности. Как правило, в каждом помете лидер один, со временем он становится вожаком, сменяя прежнего. Он и нападает на добычу, а остальные распределяются: кто- то сидит в засаде, а затем загоняет жертву на тропу, где ждут другие волки, кто- то заходит  сзади, кто – то сбоку. Каждому отводится роль по его силам. Никто никого не заставляет делать то, что ему не свойственно. Тем более не критикуют за слабость, за трусость, за не успешность и не переучивают на другую, более «престижную» в волчьем обществе специальность. Они – сплоченная команда. Они кормят своих старых волков, которые уже не могут охотиться, отрыгивая им мясо из собственного желудка. Они не жадные, умеют делиться, а с чрезмерно агрессивным сородичем не церемонятся. Его изгоняют из стаи, если он не научился  управлять своими эмоциями во время детских игр и грыз других волчат.

Что еще интересного рассказывает Ясон.
«Оказалось, что у зверей, выросших в неволе, в обедненной среде, способность мыслить не может развиться нормально. У меня было две группы волчат. Одну я вырастил в обычном вольере, а другую в вольере с обогащенной средой — множеством валунов, завалами из стволов деревьев, специальными ширмами, за которыми можно спрятаться. И в семь месяцев волчата из обогащенного вольера могли решать экстраполяционную задачу, а волчата из обычного — нет. Потом, в годовалом возрасте, я поменял их местами — но они уже не могли научиться нормально думать, способность угасла. На экстрополяционнной установке они могли решить одну-две задачи, а дальше начинали срываться. А волки из обогащенного, как семечки, их щелкали. Почему так? Похоже, что есть два уровня. Нельзя говорить о сознании и подсознании у волка — но что-то типа этого. Если у зверя нет экстраполяционного опыта, ему приходится «сознательно» оперировать какими-то знаниями, и это ему тяжело. Это как таблица умножения: если учить интенсивно, у ребенка появляется отвращение. А если опыт прочный, накоплен медленно, в игровой ситуации, то операция происходит на подсознательном уровне. Как машину водишь или на пианино играешь — решение самой задачи не вызывает эмоционального напряжения».

Понимаете, для чего я привела этот отрывок из статьи? У детей наблюдается тот же эффект. Они перестают нормально развиваться, если родители от всего их ограждают, постоянно пугают: «то нельзя, « туда не лезь»,  «не бери, а то порежешься», «не трогай – убьет!» и т. д., а их интерес  ко всему новому угасает. Потом такая «заботливая» мама жалуется на сына подростка: «Он ничего не хочет, ни с кем не общается, ничем не увлекается, ни к чему не стремится. Помогите!». Поздно, инициатива у парня пропала, энтузиазм убит.

Еще кое что я «подсмотрела» для своих исследований в наблюдениях Ясона за волками.

Волки умеют «договариваться» друг с другом телепатически, то есть могут передавать сигналы на расстоянии. Перед охотой определяются позиции каждого участника стаи. Они трутся носами, смотрят друг другу в глаза и каждый четко понимает, где ему следует находиться и что от него ожидают другие. Никаких споров, оров, манипуляций и насилия. Никто не доказывает, что он сильнее, умнее, больше знает, понимает или лучше разбирается в стратегии выслеживания  добычи.… . В волчьей культуре это не принято…. Всем и так все ясно.

Мысли беззвучно передаются вожаком, также молча принимаются всеми остальными. Тишина, порядок и уважение.

Да…, интересно было бы этому обучить родителей и детей.

И опять о воспитании, о «восполнение питания».

Ясон, вскармливая  новорожденных волчат, заметил, что дело даже не в том, каким молоком их кормить, а в том КАК надо это делать. Если дырочка в соске маленькая, то щенок недоедает, он устает сосать и остается голодным. Растет слабым и злым, мало играет. Если дырочка больше чем надо, он переедает, потому, что его желудок растягивается и он не чувствует насыщения. Но главная проблема в том, что искусственно вскормленных волчат нельзя в дальнейшем выпустить на волю. Они не выживут в лесу. И дело вовсе не в другом запахе, как раньше ошибочно считали, а в их неспособности охотиться. Я была потрясена, когда узнала истинную причину такой неспособности. Когда в дикой природе волчонок сосет грудь матери, он  синхронно «работает» лапками, продавливая живот волчицы и подкачивая себе молоко. Именно эти упражнения дают возможность развиваться его мышцам и сухожилиям, которые формируются вокруг суставов лап. Если такого естественного вскармливания не происходит, то эти специальные связки отсутствуют и взрослый волк просто не умеет управлять своими конечностями, а без такого навыка охота невозможна.

А без каких навыков выпускают во взрослую жизнь человеческие мамы своих детей, которых они не кормили грудью, никто пока не исследовал. Но явно, что многие такие выкормыши так и не научатся «охотиться» сами, а будут приспосабливаться жить за счет других, ожидая подачки или требуя свою законную порцию. И порцию любви в том числе, пусть хоть не настоящей,  и эрзац сойдет, если уж другой нет. Они согласятся на такую замену, потому, что с детства привыкли получать суррогат.

На одном из  моих семинаров  молодой мужчина, не выдержав напряжения, громко произнес:  «После всего услышанного, просто волосы на голове начинают шевелиться. Приходишь в ужас «Что же мы творим в своей жизни?!»  Ну, вот я  уже определил, что многое делаю и не то и непонятно зачем, что время ЖИЗНИ трачу бессмысленно. Был такой момент когда то, РЕШИЛ его тратить ПО-ДРУГОМУ, и даже написал ПЛАН, но почему-то через некоторое время обнаруживаю, что все возвращается назад. Ну, понял Я, понял, что общался плохо, время проводил  не с теми, с кем надо, жил неправильно, ну и что с этим теперь делать? А дальше то, как быть? А если я не верю, что смогу что то изменить, тогда что же мне остается?».

Как говорил Генри Форд:

Если вы верите во что-то – ВЫ ПРАВЫ, если не верите – ВЫ ТОЖЕ ПРАВЫ. Весь вопрос в том – ВО ЧТО ВЫ ВЕРИТЕ?

Гораздо проще очертить безопасный круг, в котором привычно, а оттого и более менее комфортно, чем что-то менять и двигаться к своему успеху.

Если понравилось , Проголосуй !

14. Август 2010 by admin
Категории: о детях всерьез | Комментарии отключены